Путеводитель по работе форума   ЗДЕСЬ   :connie_43:

 

Дорогие друзья!
Мы рады сообщить Вам, что для Вашего удобства мы стали еще ближе к Вам!
Прямая связь с организаторами и анонсы самых популярных закупок  в нашем
сообществе Viber

Узнавай из первых уст! Приглашайте знакомых и родных!

 

Не помните логин или пароль? Необходимо внести изменения в профиль? Требуется помощь в восстановлении доступа к аккаунту Клуба Шопоголиков? Напишите нам samarskie-roditeli@yandex.ru и мы вам обязательно поможем или воспользуйтесь кнопкой "Обратной связи!

 

Пожалуйста, не пишите в ЛС!

 

 

Crystalena

Новичок
  • Публикации

    3
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Content Ratings

    5 / 0 / 0

Репутация

1 Обычный

О Crystalena

  • Звание
    пока осматриваюсь
  • День рождения 08.10.1985

Контакты

  • Сайт
    http://
  • ICQ
    266852366

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Город
    Самара

Старые поля

  • 1-й ребенок
    12.02.2010 Амелия
  • Реальное имя
    Елена

Посетители профиля

383 просмотра профиля
  1. спасибо, selenasyper!!! Это, конечно, самое главное
  2. С самого детства я думала о том, как я переживу испытание для всех женщин – процесс родов. Я всегда считала себя храброй, физически подготовленной и была уверена, что с достоинством пройду этот этап. По правде говоря, я жалела тех девочек, которые по какой-то причине не смогли сами родить, и думала, что меня это не коснется. И вот когда наступила беременность, была перечитана куча литературы по естественным родам, правильному протеканию беременности и внутриутробному развитию плода. На УЗИ в 21 неделю ребенок оказался в тазовом предлежании, но так как срок был еще небольшой, живот был еле заметен, мы не придали особого значения этому факту. Разговаривая с ребенком, мы с мужем все время просили его перевернуться, но на УЗИ в 32 недели опять подтвердилось, что малыш вверх головой. Тут я забеспокоилась. Что я только не делала, чтобы дочь перевернулась: постоянное ползание на карачках, боковые перевороты, гимнастика, чуть ли не на голове стояла каждый день. В один момент в 36 недель мне показалось, что ребенок перевернулся. Я нашла специалиста по наружному перевороту плода (Дегтярев в кадиоцентре), сходила к нему на прием, он долго щупал живот, смотрел по сердцебиению и сказал, что предлежание головное. Я была счастлива и настраивалась на естественные роды, так как знала, что должна пережить это испытание, должна почувствовать тот всплеск эмоций, о которых рассказывают пережившие роды девочки, когда впервые видишь малыша, которого носила 9 месяцев под сердцем. В 38 недель, когда я уже начала ждать схваток каждый день, в меня опять закралось сомнение, что ребенок перевернулся: при ручном осмотре сверху на животе я нащупывала твердое, как головка, но в женской консультации все мои опасения были развеяны – врач сказала, что голова внизу, и, так как показаний нет, то в роддом я должна пойти со схватками. Насчет выбора роддома и врачей я объездила все роддомы Самары, за исключением СОКБ Калинина, и по отзывам и первому впечатлению решила, что поеду или в Пироговку или в Семашко. Ну вот 12 февраля 2010 года наступает ровно 40 недель, я даже как будто бы испытала предвестники, все уже спрашивали каждый день – когда рожать, я решила взять направление и пойти в наш роддом сдаваться, чтобы узнать, все ли готово к родам. Плюс мне казалось, что выделения стали жидкими и похожими на воду. При осмотре врач сказал, что пузыря не обнаруживает и что у него сомнения, что предлежание головное, отправляет меня на УЗИ. И на УЗИ строгая тетя диктует своей помощнице, что предлежание тазовое плюс одинарное обвитие пуповиной!!! Сказать, что я была в шоке – ничего не сказать. С бумажкой и нехорошими предчувствиями я пошла обратно к врачу – он сказал, чтобы я шла домой за сумками, ничего не ела, приняла душ и срочно обратно. К папе я вышла со слезами. Гигабайты информации по переживанию схваток и поведению во время родов, занятия гимнастикой, качание пресса – все это было перечеркнуто за один момент, меня ждало плановое кесарево сечение, наркоз, полостная операция, шрам – все, чего я так боялась всю беременность. Дома я взяла себя в руки, понимая, что ребенок не должен страдать из-за моих прихотей родить, как хочется мне, кто-то сказал, что во время плача беременной плод испытывает кислородное голодание. Поэтому я потихоньку пришла в себя, обзвонила родных и подруг о том, что меня ждет, начала настраиваться на то, что через пару часиков увижу мое солнышко. Больше всего мне было жалко маму, которая расстроилась больше меня и тихонько плакала в трубку, думая, что я не замечу. Времени на изучение процесса кесарева не было. Я взяла сумки, и папа отвез меня в роддом. Все произошло спонтанно, я не выбирала ни врача, ни анестезию и вообще не представляла себе «прелестей» кесарева сечения. После оформления бумаг, по которым меня приняли в роддом, меня направили в родовую. На кровати по соседству лежала очень уставшая девочка. Одеваясь в одноразовый набор для рожениц, я выяснила, что она только что родила дочку. Вид у нее был как у умирающей лебеди, даже в послеродовую палату ее отвезли на каталке. Некоторые роженицы после родов были уставшими, но все же бойкими, и, по крайней мере, могли сами ходить. Я сидела в прозрачном голубом балахоне, в бумажных «сапогах» и шапке и думала, как могут отличаться ожидания от действительности. Я все еще надеялась на первый контакт с моим ребенком, думая, что ждет меня эпидуральная или спинальная анестезия, однако, когда пришел седой как лунь, с бородой до пояса скрюченный старичок, представился анестезиологом и дрожащей рукой стал заполнять мою историю, мне стало не по себе. И узнав, что ждет меня общий наркоз, я и обрадовалась и огорчилась одновременно. Когда пришла врач и попросила подписать бумаги, я начала на ходу расспрашивать, что меня ждет, сможет ли увидеть ребенка муж и покажут ли его мне, как я отойду от наркоза, какой будет шов и когда мне выбирать послеродовую палату. Врач улыбалась и вела себя так, как будто для нее это было обычным делом, хотя, впрочем, так и есть. В итоге подписывала я документы с одним врачом, осмотр проводил другой, а по бумагам оказалось, что оперировала меня вообще третий доктор, которого я даже не видела в глаза. Я шутила и старалась выглядеть бодрой даже во время той самой процедуры с холодной водой (она из-под крана на самом деле), которую должны пройти все роженицы. Потом меня повели в просторное белое помещение, уложили на белую кушетку, слева стоял тот самый дедушка, справа молоденькая медсестра, они орудовали над моими руками, вставляли катеторы в вены, другая медсестра, не церемонясь, очень больно поставила катетор в мочевой пузырь, дедушка и медсестра справа начали привязывать мне руки, и я оказалась распятой, как на кресте. На вопрос «Зачем вы меня привязываете?» медсестра справа ответила (наверняка в тысячный раз), что кушетка узкая, вдруг я упаду. Страшно не было, я лежала и не верила, что ЭТО происходит со мной, что операция начинается, что сейчас придет врач с острым скальпелем. Я говорила, чтобы не усыпляли меня до тех пор, пока я не увижу врача. Самое главное, полагала я наивно, чтобы мне показали ребенка, как только я отойду от наркоза, мне нужно запомнить, как он выглядит в первые мгновения своей жизни. «Мне нужно задать пару вопросов врачу, ладно?» - это был мой последний вопрос перед провалом в памяти. Ни радостного мгновения, когда пронзает крик младенца, ни счастливых слез облегчения, о которых рассказывают родившие, – ничего этого не было, - я пришла в себя от того, что в каждой клеточке моего тела поселилась дрожь, меня трясло, ноги ходили ходуном, я ничего не видела, только белое пятно перед глазами, ужасный холод на животе, мыслей нет, между ног опять кто-то больно вставляет катетор, слава Богу, недолго. Я пытаюсь что-то говорить, но не слышу своего голоса, кто-то отвечает мне на вопросы, которые я не понимаю. Только холод, эта ужасная дрожь и боязнь двинуть хоть одной частью тела. Не знаю, сколько длилось такое состояние, наверное, пару часов, потом источник холода убрали – это был лед на животе и укутали в теплое одеяло. Сейчас я смутно вспоминаю, какие вопросы задавала: конечно же, про ребенка, где я, кто ты, кто мне отвечает? Не могу представить, как это выглядело со стороны – заплетался ли мой язык, как сильно я дрожала, или мне это только казалось, я благодарна девочке, лежавшей в реанимации, которая была прооперирована на 8 часов раньше меня, и которая как раз отвечала на мои вопросы, разговаривала со мной и хоть как-то приводила меня в реальный мир. Спасибо той медсестре, которая спросила, где лежит мой телефон, и вложила его мне в руку. Жаль, что я никогда не узнаю, как это было на самом деле и помню только свои впечатления «изнутри». Меня еще трясло, когда посыпались первые звонки - поздравления с рождением дочери. Не было счастья и возвышенного состояния духа, я даже плохо помню, что отвечала на поздравления. Прошло еще пару часов, я очнулась, было темно, наконец-то мне было тепло, и дрожь во всем теле прошла, осталась только боязнь подвигать ногами, я уже чувствовала себя лучше и начала осознавать свое положение. Я помнила, что слышала в бессознательном состоянии звуки смсок, и только теперь смогла ответить на них. Время было 2 часа ночи, я решилась позвонить мужу, он не спал, сказал, что приходил в роддом, но его не пустили, сказал, что все хорошо и что у нас девочка весом 3100 грамм и 51 см длиной. Так что о параметрах ребенка я узнала от мужа. Всю ночь я спала беспокойно, не шевелясь, соседка вовсю храпела на соседней кушетке. В 6 утра пришла медсестра, сделала укол с обезболивающим и сказала мне вставать. Я попробовала встать, живот пронзила резкая боль, но я села на кушетку и отдышалась. Ходить можно было, только согнувшись и прижав руки к животу, чтобы он не напрягался. Как хорошо, что я взяла с собой бандаж, с ним я могла передвигаться более-менее нормально все оставшиеся дни. Я жаждала увидеть ребенка, прижать его к себе, старалась не думать про то, как ему одиноко и плохо без того мира, в котором он жил 9 месяцев (начиталась всяких книг о психологии рождения J). Еле-еле я дождалась перевода в послеродовое отделение, я сразу сказала о том, что хочу платную палату, чтобы быть вместе с ребенком. В бесплатном отделении родильницы находятся отдельно от детей, их привозят только на кормление. Плюс платной палаты также в том, что туда в любое время пускают посетителей, поэтому мой муж уже ждал меня в коридоре, когда мы переходили в мою отдельную палату. Это оказалось просторное помещение, состоящее из коридорчика со шкафом, кухни с холодильником, чайником, столом, набором посуды и непосредственно палаты, в которой находилась кровать, 3 тумбочки, телевизор, пеленальный столик и умывальник. Все перегородки были стеклянные, что было очень удобно, можно было из кухни следить за ребенком. Прошел еще час, прежде чем мы дождались, пока нам привезут дочь. У меня все еще было чувство апатии, видимо, последствия наркоза. Я думала, что когда увижу ребенка, расплачусь, но в итоге муж растрогался больше, я просто была очень рада. Детская медсестра привезла малышку в кроватке на колесах, это был маленький комочек, закутанный в советские застиранные белые пеленки. Крохотное личико, глазки, носик и губки бантиком – это был самый красивый новорожденный ребенок, которого я видела J. Тетя Люда, как себя называла медсестра, развернула нам ребенка со словами, что мы настоящие, вот у нас ручки, вот ножки, пальчики. Мы с интересом смотрели на маленькое тельце с крохотными пальчиками и не верили своим глазам. Оказавшись голышом с болтающимся черным отрезком пуповины, дочь моментально распищалась, вмиг стала красной, как рак, свернулась калачиком, приняв утробную позу. Это был самый трогательный и незабываемый момент в жизни, этого человечка мы ждали всю свою жизнь, представляли, какой она будет. Я могу еще много писать о наших первых деньках вместе, как я училась менять подгузники, пеленать и кормить, но рассказ и так получился очень большой. Хочу сказать одно – когда берешь своего ребеночка на руки, все навыки приходят сами собой, это и есть тот самый инстинкт материнства, который заложен в любой женщине. Я желаю всем испытать это огромное счастье, видеть, как растет и развивается твое продолжение!
  3. Лежала в платной палате ОСП 2 недели назад, после кесарева, скажу вам, это очень облегчает жизнь маме и ребенку! Отдельный коридор и кухонька позволяют принимать гостей, показывая ребенка через стеклянную стену в самой палате. Детские медсестры понравились все, сами уговаривали забирать дочку на ночь, первые две ночи я не отказалась, было тяжело вставать. Все уколы приходили делать непосредственно в палату, врачи также заходили на обход, если нужно было идти в физ. кабинет или еще куда-нибудь надолго, ребенка всегда можно было отвезти в детскую, которая находится рядом с постом дежурной медсестры. Душ и туалет всегда чистые, свободные. Еду также привозят в палату, в кухне чайник, холодильник, кресло, посуда, в коридоре шкаф для одежды посетителей, в самой палате телевизор (ненужная вещь в роддоме), кровать одна, 2 тумбочки, пеленальный столик с ночником, рядом раковина, где можно помыть малыша, с зеркалом. И отношение, на мой взгляд, лучше, чем в бесплатных палатах. Одной мне понравилось, потому что, кроме дочки и родных, никто не нужен, всегда можно лечь отдохнуть и ничьи крики не помешают.