Путеводитель по работе форума   ЗДЕСЬ   :connie_43:

 

Дорогие друзья!
Мы рады сообщить Вам, что для Вашего удобства мы стали еще ближе к Вам!
Прямая связь с организаторами и анонсы самых популярных закупок  в нашем
сообществе Viber

Узнавай из первых уст! Приглашайте знакомых и родных!

 

Не помните логин или пароль? Необходимо внести изменения в профиль? Требуется помощь в восстановлении доступа к аккаунту Клуба Шопоголиков? Напишите нам samarskie-roditeli@yandex.ru и мы вам обязательно поможем или воспользуйтесь кнопкой "Обратной связи!

 

Пожалуйста, не пишите в ЛС!

 

 

madam ЛеЖо

  • записей
    547
  • комментариев
    5 597
  • просмотров
    58 568

Об этом блоге

Картинки из жизни

Записи в этом блоге

ЛеЖо

Птица и варежки.

Вот нашла достаточно понятный МК, на хитрость иду - даю ссылки на готовые МК)))

http://www.homyak55.ru/publ/master_klassy/vjazanie_spicami/varezhki_dlja_devochki_spicami_mk/10-1-0-194

 

Вот фото с алгоритмом действия -

0_caccc_d8c775bf_orig.jpg

 

Начало вязания вареки очень похоже на вязание носков до пятки))) Вяжется резинка, потом часть до отверстия для большого пальца, потом часть до конца мизинца и убавления петель. Когда варежка связана, надо связать большой палец))) Принцип тот же на 4 спицах ( или даже на трех, а то петель мало) вяжется по кругу полотно на длину пальца, потом я провязала петли по две вместе и стянула оставшиеся на нитку.

 

Я вязала варежку на 40 петлях, по 10 петель на 4 спицах. Не учла, что пряжа очень мягкая, поэтому край пришлось обвязать крючком - столбики без накидов и рачий шаг. Вообще из мягкой непружинистой пряжи или пряжи со слабой круткой лучше вязать крючком, на спицах получается сопливо.

0_caccf_62a19106_orig.jpg

 

 

 

 

К соседям на дачу залетел зимородок. Необыкновенной красоты птица. Вообще - то увидеть его - редкость.

0_cacce_3098b9b3_orig.jpg

ЛеЖо

Идея №1.

Не будем откладывать в долгий ящик)))

Начало здесь -

http://forum.samarskie-roditeli.ru/blog/3221/entry-10702-gotov-letom-sani/

Все, кто захочет, присоединяйтесь)))

 

 

Из разговора с Пятнашкой

- Будешь варежки вязать?

- Не - не, я умею только крючком и по кругу!

 

Нахожу в инете МК -

http://www.stranamam.ru/post/611418/

 

Я так варежки никогда не вязала))) Рабочее название модели "Пятнашкины рукавички"

Мои впечатления

1. Немного изменила ритм прибавок ( не так как в приведенном выше МК)

1ряд - 6 столбиков без накида

2ряд - прибавка через петлю ( в одну петлю столбик без накида, в следующую два столбика без накида) . Итого 9 петель

3 ряд - прибавка через две петли ( столбик без накида, столбик без накида, в следующую петлю два столбика без накида) Итого 12 петель

 

И так дальше - сидишь, медитируешь и прибавляешь петли через равные промежутки в трех местах))) Не забывая при этом заканчивать ряд глухой ( соединительной петлей и начинать новый ряд с воздушной петли ( она будет считаться первым столбиком без накида).

 

Если вы когда - нибудь учились в музыкальной школе, то помните, как там поначалу считают - раз, и...

Так вот, чтобы не спутаться в прибавках, я делаю почти так же)))

Раз, и... на "и" я прибавляю петлю, то есть в одну петельку провязываю два столбика без накида.

Поэтому ( повторюсь)

1 ряд, раз, и!

2ряд - раз, два, и!

3 ряд - раз, два, три, и!

4 ряд - раз, два, три, четыре, и!

 

Ну и так дальше. Понятно? Не запутала?

Прибавляла петли, пока их не стало 42. У меня получился такой гриб, как на детских песочницах)))

Трудно было мерить варежки "наоборот" с кончиков пальцев. Было впечатление, что у меня выйдет огромная варежка. Ничего подобного)))

Дальше вязала часть варежки до большого пальца ( у меня 33 ряда). Потом отверстие для пальчика, и потом до необходимой длины ( у меня 58 рядов всего от конца до начала). Резинку делать не стала - просто связала бахрому из воздушных петель.

0_ca03f_299202ee_orig.jpg

 

Варежка получилась необъемной, достаточно плоской, но на руке сидит хорошо.

И прсмотритесь - рисунок вязки очень напоминает канву))) Такую варежку можно декорировать вышивкой крестиком ( или просто вышивкой).

 

Основная засада в том, что варежек должно быть две штуки. И они должны быть максимально похожи друг на друга)))

Поэтому, как советовала Бэтти, записывайте для памяти - сколько петель, сколько рядов.

Или вяжите чуть ли не параллельно - связали часть - начало с прибавками, отложили. Связали такую же вторую часть... и так далее.

По времени - лениво варежка связалась за день... про между прочим...

 

По пряже

Вот ссылка на магазины -

http://forum.samarskie-roditeli.ru/topic/14602-magaziny-priazhi-v-samare/

 

К примеру

0_c28af_4b47c324_orig.jpg

 

 

Одного 100 гр мотка должно хватить ( на варежки с косами и рельефными переплетениями уходит чуть больше).

ЛеЖо

Готовь летом сани...

Я тут зашла в тему, где девочки обмениваются подарками. Пришла такая вот идея - а что если мы дружным составом Василис ( и не только, а приветствуются все желающие) свяжем к осени по паре варежек и устроим круговорот обмена)))

 

Варежки вязать достаточно легко, можно спицами, можно крючком. Декорировать их можно всячески. И, самое главное, размеры усредненные и в хозяйстве и в жизни этот предмет всегда нужен.

 

Если кому - то нужна будет помощь, я помогу. Времени достаточно. Срок ориентировочно к октябрю.

 

Если идея нравится, отпишитесь в комментах )))

 

Список -

1. ЛеЖо

2. Верба

3. Janke

4. Блажь

5. Betti

6. Алекстраза

7. Донна Роза

8. Honey

9. Ricci

10. Вячеславна

11. Кокакола

12. Кыха

13. april

14. Татусена

15. Заглядовка

ЛеЖо

Чай с пирогами.

Как - то зимой я поехала к своей бабушке в деревню под Пензой ( я там работала после института). Купила венгерок с творогом - она их очень любила. Очень долго ждала автобус, было холодно, я продрогла. Приехала уже когда стемнело... зимой так быстро темнеет... И мы сидели возле печки, я грелась, и пили чай... Не помню, о чем разговаривали... помню физическое ощущение комфорта, когда начинаешь согреваться до кончиков пальцев на ногах... и ощущение, которое я называю безвременьем - какую - то удивительную гармонию в душе.

 

Вот то ли погода навеяла))) Чай хочу с пирогами)))

А еще как - то раз я у Эйприл в гостях ела лорановский пирог - супер!!! У меня пока не получается так, как у Наташи... но стараюсь)))

ЛеЖо

Свекровь захотела чай попить ... со смородиновым листом... А ввиду того, что живет она сейчас в Болгарии ( и там, конечно же, смородина не растет), то ейная подруга пилит на свою дачу ( на нашей нет черной смородины), рвет листы... мы в выходной день с утреца пораньше едем за 33 пи ... версты к подруге забирать пакетик, а потом муж еще едет на почту все это отправлять.

Надо ж так уметь! Эгоцентрически закрутить вокруг себя мир...

 

Я, в свете грядущего своего дня рождения, страдаю от своей непритязательности. То ли потенциал упал ( не путать с потенцией))) )... то ли еще что... мне не хочется ничего... никаких женских слабостей - ни новой косметики, сумки, аромата... даже брилльянта - что толку хотеть, большой не купят, маленький самой не нужен... собственно, и большой не нужен...Мой воспаленный мозг в качестве подарка придумал единственную вещь - миксер щвейцарской компании... за 15 тыров... муж искренне не понимает, чем он отличается от нашего в десять раз меньше по цене.

 

А еще в мире столько мест, где я еще ни разу не был... И хрен побуду, пока Нинка доучивается в Италии.

 

Собака радует. Она разговаривает и дается, как кошка чесать голову... только почему - то ей этого хочется, когда я вяжу... она так смешно подсовывает свою мордаху. А еще она сгрызла край одеяла на даче, потому что мы не хотели вставать, а ей было скучно)))

 

Хорошо в блогах))) Пришел к себе, поныл сам с собой... и вроде жизнь налаживается)))

ЛеЖо

Гороскопы.

Я в них особо не верю... так больше шутки ради, но...

Я вот Рак по гороскопу - если кратко, то у меня все лучшее в прошлом и я никогда не выброшу то платье, в котором пошла в первый класс)))

Муж с дочерью - Стрельцы. Эти только вперед нацелены к новому))) Всегда поражало в быту - ну как можно купить обувь и тут же в магазине, запихнув старую в коробку, одеть новую?!

За годы семейной жизни произошел микс и, как шутит муж, мы с ним похожи на паровозик с вагончиком - он ( паровозик) тащит меня вперед, я (вагончик) за ним еду, но смотрю назад)))

Перед поедками муж мечтал и предвкушал, я же потом наслаждалась воспоминаниями.

Так вот о воспоминаниях.

Помню свой вопрос из детства - мама, а расскажи, как я маленькой была. Я люблю фотографии, сувениры - это память. Я люблю вспоминать. Поймала вчера себя на том, что и Сурку написала в блоге - будет что вспомнить...

Мои родители - папа ( Овен), мама ( Рыба) - тоже любят вспоминать и рассказывать. Я знаю про их молодость, детство... про какие - то знаковые моменты в жизни, друзей... За праздничным столом мы может в сотый раз вспомнить что - то, порадоваться... Конечно, мы не только вспоминаем, мы и новости обсуждаем, и книги, и фильмы... Но воспоминания - для меня это очень уютно.

Родители мужа - свекор (Овен), свекровь ( Скорпион) - не вспоминают никогда. Ни событий, ни друзей. Было и было. Ну, общались, потом не стали...

Иван, не помнящий родства...

В общем стало интересно - а у других - то как? Кто любит воспоминания, кто без них совершенно спокойно живет?

ЛеЖо

Про нагрузки.

Все школьные годы мой папа старался мне привить, чтобы я учила не от сих до сих...и не только то, что задали...Но метод был директивно - командный.... поэтому, увы, не работал... Мой репетитор по биологии научил меня учиться. Он в начале нашего знакомства сделал из меня "почти дуру" - а что ты еще можешь сказать по этому вопросу? А еще? А другая точка зрения? - а сказать - то особо и нечего... Может быть, для меня важно "не быть дурой"... я "рыла" материал, на первом курсе в институте потом отдыхала - я институтский учебник биологии знала наизусть. Он так же приучил работать в темпе. И настал тот миг, когда количество перешло в качество, и я начала ловить кайф от учебы. На выходе - средний балл школьного аттестата 4,5... и красный диплом мед. института.

Когда я работала неврологом в Центре, то имела дело с аутизмом ( этой проблемой занимается психиатр), ОНР ( логопеды), ЗПР ( дефектологи) - спасибо моему директору ( педагогу по образованию) - ей было пофигу, что я невролог - "Вы должны это знать досконально!"

А уж когда в Центр привезли оборудование для сенсорной комнаты "Снузлин" с инструкцией на английском языке... угу, я переводила)))

Ух, какая я хорошая))) Но это было вступление...

Теперь про нагрузки.

Родители делятся на три категории.

Первая - Грузчики.

Грузят. И правильно делают. Потому как потенциал нервной системы у ребенка огромный. И все взаимосвязано. Учим иностранный язык - развивается память, внимание, концентрация, коммуникабельность, речь, культура... Художественная школа, моделирование самолетиков и парусников ( ну не знаю, что там еще мальчики моделируют) - мелкая моторика, память, внимание, концентрация, коммуникабельность, культура... Музыкальная школа - мелкая моторика, память, внимание, концентрация, коммуникабельность, культура... Спортивные секции - моторика, внимание, коммуникабельность... кажется, я повторяюсь.

На что ориентируемся? На соматику - психо- эмоциональный фон, сон, аппетит, простите, как ребенок ходит в туалет, наличие жалоб ( головные боли, навязчивые движения, нарушения сна) , проверяем глазное дно два раза в год. Учитываем желание ребенка - не тогда, когда день не сложился и все хочется бросить к чертям... Хвалим... просим научить, рисуем, гоняем мяч, и даже по клавишам вместе... хоть иногда.

Вторая - Обманщики.

Ребенка в секции надо водить. А еще и платить за это удовольствие. Проще сказать - он не потянет такие нагрузки... у него ГИДРА... низя-я-я-я-я-я! И можно спокойно жить, мечтая, что ребенок и так достигнет всего того, что... А если не достигнет, ну так ГИДРА жеж...

Третья.

Знаете анекдот? Армянское радио сообщает, что провели исследования и решили, что все люди делятся на три категории -

А - армяне.

Б - все женщины.

В - военные.

Г - все остальные.

 

Поэтому остановлюсь.

Потому что у каждого свое представление , как интересно жить.

И самое важное - ребенок очень хорошо считывает маминпапин настрой.

ЛеЖо

И я похвалюсь)))

0_c928e_ee606593_L.jpg0_c928d_848ac3af_M.jpg

 

Уже вроде писала про отличие западной учебы - группы сами себе подбирают, группы небольшие, на разных предметах группы должны быть разные по составу, очень много проектной деятельности, не какой - то абстрактной, а для конкретных предприятий и конкретные разработки. Презентацию проводит один человек из группы - это Нинка ( признана лучшей презентаторшей на курсе))) Проект группы "Казаки" ( да, каждая группа имеет свое имя) для Водафона ( моб связь Итали) занял второе место)))

 

Я завидую по - хорошему - интересное общение с людьми из разных стран - то они идут толпой к французу, который сам потрясающе готовит макаруны, то мексиканец учит их, как готовить национальные блюда... про итальянцев и итальянскую кухню вообще молчу - они готовить любят и умеют и делают это.

 

Но основная мысль - умение работы в команде. Группы - команды разные, постоянный круговорот - умение приспособиться друг к другу. В результате этого очень хорошие дружеские отношения за пределами универа.

ЛеЖо

Умничаю...

В свете поднятой Эйприл темы про панические атаки, тревожность и прочее вспомнилась книга Захарова "Неврозы у детей и подростков". У меня она когда - то была в печатном варианте, я ее давала читать родителям некоторых пациентов... пока ей не приделали ноги...

Тем не менее книга эта легко находится в интернете, советую ее почитать - да там много медицинской специфики, но тем не менее она вполне читаема. И даже если читать ее через строчку и по диагонали, все равно полезного много и задуматься тоже можно.

ЛеЖо

Цапля.

У Бунина есть короткое стихотворение -

 

И цветы, и шмели, и травы, и колосья,

И лазурь, и полуденный зной...

Срок настанет — Господь сына блудного спросит:

“Был ли счастлив ты в жизни земной?”

И забуду я все — вспомню только вот эти

Полевые пути меж колосьев и трав —

И от сладостных слез не успею ответить,

К милосердным коленям припав.

 

Мы сегодня ездили с мужем смотреть, как цветут дикие ирисы. Желтые. Красиво очень.

А еще спугнули цаплю. Я близко видела цаплю!!! Большую!!!

 

А еще слушали хор лягушек. Солист начинал - Ква! Ква!

Хор подпевал - ква-а-а-а-а-а-а-а)))

 

На даче цветет акация... можно унюхаться....

 

В очередной раз жалею, что не умею рисовать.

ЛеЖо

Скучаю.

Дочкины фото. На выходных она ездила на море, в местечко, которое называется Пять деревень. Как я поняла - вот эти цветные сказочные домики и есть деревня))) А вместо машин там припаркованы лодочки)))

 

0_c895a_86301d66_L.jpg

0_c895b_e5588a17_orig.jpg

 

 

Вот фото, которое дочери очень нравится - сама снимала)

 

0_c895c_e5628357_orig.jpg

 

 

А это результат средиземноморской диеты - пицца, паста и Нинка стала макароНИНКА))))

0_c83e8_e5719afd_L.jpg

 

Вчера случайно стала свидетелем, как мой папа разговаривал с ней по телефону.

 

- Тебя на работу в какую - нибудь компанию позвали?

- Нет, дед.

- А замуж позвали?

- Нет, дед.

 

Смеялись долго))) Посоветовали дать объявление - ищу работу... или мужа...

 

Скучаю очень))) С Нового года только в скайпе видимся...

ЛеЖо

31 мая день рождение Константина Паустовского.

 

ТЕЛЕГРАММА

 

Октябрь был на редкость холодный, ненастный. Тесовые крыши почернели.

Спутанная трава в саду полегла, и все доцветал и никак не мог доцвесть и осыпаться один только маленький подсолнечник у забора.

Над лугами тащились из-за реки, цеплялись за облетевшие ветлы рыхлые тучи. Из них назойливо сыпался дождь.

По дорогам уже нельзя было ни пройти, ни проехать, и пастухи перестали гонять в луга стадо.

Пастуший рожок затих до весны. Катерине Петровне стало еще труднее вставать по утрам и видеть все то же: комнаты, где застоялся горький запах нетопленных печей, пыльный «Вестник Европы», пожелтевшие чашки на столе, давно не чищенный самовар и картины на стенах. Может быть, в комнатах было слишком сумрачно, а в глазах Катерины Петровны уже появилась темная вода, или, может быть, картины потускнели от времени, но на них ничего нельзя было разобрать. Катерина Петровна только по памяти знала, что вот эта – портрет ее отца, а вот эта – маленькая, в золотой раме – подарок Крамского, эскиз к его «Неизвестной». Катерина Петровна доживала свой век в старом доме, построенном ее отцом – известным художником.

 

В старости художник вернулся из Петербурга в свое родное село, жил на покое и занимался садом. Писать он уже не мог: дрожала рука, да и зрение ослабло, часто болели глаза.

Дом был, как говорила Катерина Петровна, «мемориальный». Он находился под охраной областного музея. Но что будет с этим домом, когда умрет она, последняя его обитательница, Катерина Петровна не знала. А в селе – называлось оно Заборье – никого не было, с кем бы можно было поговорить о картинах, о петербургской жизни, о том лете, когда Катерина Петровна жила с отцом в Париже и видела похороны Виктора Гюго.

Не расскажешь же об этом Манюшке, дочери соседа, колхозного сапожника, – девчонке, прибегавшей каждый день, чтобы принести воды из колодца, подмести полы, поставить самовар.

 

Катерина Петровна дарила Манюшке за услуги сморщенные перчатки, страусовые перья, стеклярусную черную шляпу.

– На что это мне? – хрипло спрашивала Манюшка и шмыгала носом. – Тряпичница я, что ли?

– А ты продай, милая, – шептала Катерина Петровна. Вот уже год, как она ослабела и не могла говорить громко. – Ты продай.

– Сдам в утиль, – решала Манюшка, забирала все и уходила.

 

Изредка заходил сторож при пожарном сарае – Тихон, тощий, рыжий. Он еще помнил, как отец Катерины Петровны приезжал из Петербурга, строил дом, заводил усадьбу.

 

Тихон был тогда мальчишкой, но почтение к старому художнику сберег на всю жизнь. Глядя на его картины, он громко вздыхал:

– Работа натуральная!

 

Тихон хлопотал часто без толку, от жалости, но все же помогал по хозяйству: рубил в саду засохшие деревья, пилил их, колол на дрова. И каждый раз, уходя, останавливался в дверях и спрашивал:

– Не слышно, Катерина Петровна, Настя пишет чего или нет?

 

Катерина Петровна молчала, сидя на диване – сгорбленная, маленькая, – и всё перебирала какие-то бумажки в рыжем кожаном ридикюле. Тихон долго сморкался, топтался у порога.

 

– Ну что ж, – говорил он, не дождавшись ответа. – Я, пожалуй, пойду, Катерина Петровна.

– Иди, Тиша, – шептала Катерина Петровна. – Иди, бог с тобой!

 

Он выходил, осторожно прикрыв дверь, а Катерина Петровна начинала тихонько плакать. Ветер свистел за окнами в голых ветвях, сбивал последние листья. Керосиновый ночник вздрагивал на столе. Он был, казалось, единственным живым существом в покинутом доме, – без этого слабого огня Катерина Петровна и не знала бы, как дожить до утра.

 

Ночи были уже долгие, тяжелые, как бессонница. Рассвет все больше медлил, все запаздывал и нехотя сочился в немытые окна, где между рам еще с прошлого года лежали поверх ваты когда-то желтые осенние, а теперь истлевшие и черные листья.

 

Настя, дочь Катерины Петровны и единственный родной человек, жила далеко, в Ленинграде. Последний раз она приезжала три года назад.

 

Катерина Петровна знала, что Насте теперь не до нее, старухи. У них, у молодых, свои дела, свои непонятные интересы, свое счастье. Лучше не мешать. Поэтому Катерина Петровна очень редко писала Насте, но думала о ней все дни, сидя на краешке продавленного дивана так тихо, что мышь, обманутая тишиной, выбегала из-за печки, становилась на задние лапки и долго, поводя носом, нюхала застоявшийся воздух.

 

Писем от Насти тоже не было, но раз в два-три месяца веселый молодой почтарь Василий приносил Катерине Петровне перевод на двести рублей. Он осторожно придерживал Катерину Петровну за руку, когда она расписывалась, чтобы не расписалась там, где не надо.

 

Василий уходил, а Катерина Петровна сидела, растерянная, с деньгами в руках. Потом она надевала очки и перечитывала несколько слов на почтовом переводе. Слова были все одни и те же: столько дел, что нет времени не то что приехать, а даже написать настоящее письмо.

 

Катерина Петровна осторожно перебирала пухлые бумажки. От старости она забывала, что деньги эти вовсе не те, какие были в руках у Насти, и ей казалось, что от денег пахнет Настиными духами.

 

Как-то, в конце октября, ночью, кто-то долго стучал в заколоченную уже несколько лет калитку в глубине сада.

 

Катерина Петровна забеспокоилась, долго обвязывала голову теплым платком, надела старый салоп, впервые за этот год вышла из дому. Шла она медленно, ощупью. От холодного воздуха разболелась голова. Позабытые звезды пронзительно смотрели на землю. Палые листья мешали идти.

 

Около калитки Катерина Петровна тихо спросила:

– Кто стучит?

Но за забором никто не ответил.

– Должно быть, почудилось, – сказала Катерина Петровна и побрела назад.

 

Она задохнулась, остановилась у старого дерева, взялась рукой за холодную, мокрую ветку и узнала: это был клен. Его она посадила давно, еще девушкой-хохотушкой, а сейчас он стоял облетевший, озябший, ему некуда было уйти от этой бесприютной, ветреной ночи.

 

Катерина Петровна пожалела клен, потрогала шершавый ствол, побрела в дом и в ту же ночь написала Насте письмо.

«Ненаглядная моя, – писала Катерина Петровна. – Зиму эту я не переживу. Приезжай хоть на день. Дай поглядеть на тебя, подержать твои руки. Стара я стала и слаба до того, что тяжело мне не то что ходить, а даже сидеть и лежать, – смерть забыла ко мне дорогу. Сад сохнет – совсем уж не тот, – да я его и не вижу. Нынче осень плохая. Так тяжело; вся жизнь, кажется, не была такая длинная, как одна эта осень».

 

Манюшка, шмыгая носом, отнесла это письмо на почту, долго засовывала его в почтовый ящик и заглядывала внутрь, – что там? Но внутри ничего не было видно – одна жестяная пустота.

 

Настя работала секретарем в Союзе художников. Работ было много, Устройство выставок, конкурсов – все это проходило через ее руки.

 

Письмо от Катерины Петровны Настя получила на службе. Она спрятала его в сумочку, не читая, – решила прочесть после работы. Письма Катерины Петровны вызывали у Насти вздох облегчения: раз мать пишет – значит, жива. Но вместе с тем от них начиналось глухое беспокойство, будто каждое письмо было безмолвным укором.

 

После работы Насте надо было пойти в мастерскую молодого скульптора Тимофеева, посмотреть, как он живет, чтобы доложить об этом правлению Союза. Тимофеев жаловался на холод в мастерской и вообще на то, что его затирают и не дают развернуться.

 

На одной из площадок Настя достала зеркальце, напудрилась и усмехнулась, – сейчас она нравилась самой себе. Художники звали ее Сольвейг за русые волосы и большие холодные глаза.

 

Открыл сам Тимофеев – маленький, решительный, злой. Он был в пальто. Шею он замотал огромным шарфом, а на его ногах Настя заметила дамские фетровые боты.

– Не раздевайтесь, – буркнул Тимофеев. – А то замерзнете. Прошу!

 

Он провел Настю по темному коридору, поднялся вверх на несколько ступеней и открыл узкую дверь в мастерскую.

 

Из мастерской пахнуло чадом. На полу около бочки с мокрой глиной горела керосинка. На станках стояли скульптуры, закрытые сырыми тряпками.

 

За широким окном косо летел снег, заносил туманом Неву, таял в ее темной воде. Ветер посвистывал в рамках и шевелил на полу старые газеты.

– Боже мой, какой холод! – сказала Настя, и ей показалось, что в мастерской еще холоднее от белых мраморных барельефов, в беспорядке развешанных по стенам.

 

– Вот, полюбуйтесь! – сказал Тимофеев, пододвигая Насте испачканное глиной кресло. – Непонятно, как я еще не издох в этой берлоге. А у Першина в мастерской от калориферов дует теплом, как из Сахары.

 

– Вы не любите Першина? – осторожно спросила Настя.

 

– Выскочка! – сердито сказал Тимофеев. – Ремесленник! У его фигур не плечи, а вешалки для пальто. Его колхозница – каменная баба в подоткнутом фартуке. Его рабочий похож на неандертальского человека. Лепит деревянной лопатой. А хитер, милая моя, хитер, как кардинал!

– Покажите мне вашего Гоголя, – попросила Настя, чтобы переменить разговор.

 

– Перейдите! – угрюмо приказал скульптор. – Да нет, не туда! Вон в тот угол. Так!

 

Он снял с одной из фигур мокрые тряпки, придирчиво осмотрел ее со всех сторон, присел на корточки около керосинки, грея руки, и сказал:

– Ну вот он, Николай Васильевич! Теперь прошу!

 

Настя вздрогнула. Насмешливо, зная ее насквозь, смотрел на нее остроносый сутулый человек. Настя видела, как на его виске бьется тонкая склеротическая жилка.

 

«А письмо-то в сумочке нераспечатанное, – казалось, говорили сверлящие гоголевские глаза. – Эх ты, сорока!»

 

– Ну что? – опросил Тимофеев. – Серьезный дядя, да?

 

– Замечательно! – с трудом ответила Настя. – Это действительно превосходно.

 

Тимофеев горько засмеялся.

 

– Превосходно, – повторил он. – Все говорят: превосходно. И Першин, и Матьящ, и всякие знатоки из всяких комитетов. А толку что? Здесь – превосходно, а там, где решается моя судьба как скульптора, там тот же Першин только неопределенно хмыкнет – и готово. А Першин хмыкнул – значит, конец!… Ночи не спишь! – крикнул Тимофеев и забегал по мастерской, топая ботами. – Ревматизм в руках от мокрой глины. Три года читаешь каждое слово о Гоголе. Свиные рыла снятся!

 

Тимофеев поднял со стола груду книг, потряс ими в воздухе и с силой швырнул обратно. Со стола полетела гипсовая пыль.

– Это все о Гоголе! – сказал он и вдруг успокоился. – Что? Я, кажется, вас напугал? Простите, милая, но, ей-богу, я готов драться.

– Ну что ж, будем драться вместе, – сказал Настя и встала.

 

Тимофеев крепко пожал ей руку, и она ушла с твердым решением вырвать во что бы то ни стало этого талантливого человека из безвестности.

Настя вернулась в Союз художников, прошла к председателю и долго говорила с ним, горячилась, доказывала, что нужно сейчас же устроить выставку работ Тимофеева. Председатель постукивал карандашом по столу, что-то долго прикидывал и в конце концов согласился.

 

Настя вернулась домой, в свою старинную комнату на Мойке, с лепным золоченым потолком, и только там прочла письмо Катерины Петровны.

– Куда там сейчас ехать! – сказала она и встала, – Разве отсюда вырвешься!

 

Она подумала о переполненных поездах, пересадке на узкоколейку, тряской телеге, засохшем саде, неизбежных материнских слезах, о тягучей, ничем не скрашенной скуке сельских дней – и положила письмо в ящик письменного стола.

 

Две недели Настя возилась с устройством выставки Тимофеева.

 

Несколько раз за это время она ссорилась и мирилась с неуживчивым скульптором. Тимофеев отправлял на выставку свои работы с таким видом, будто обрекал их на уничтожение.

 

– Ни черта у вас не получится, дорогая моя, – со злорадством говорил он Насте, будто она устраивала не его, а свою выставку. – Зря я только трачу время, честное слово.

 

Настя сначала приходила в отчаяние и обижалась, пока не поняла, что все эти капризы от уязвленной гордости, что они наигранны и в глубине души Тимофеев очень рад своей будущей выставке.

 

Выставка открылась вечером. Тимофеев злился и говорил, что нельзя смотреть скульптуру при электричестве.

– Мертвый свет! – ворчал он. – Убийственная скука! Керосин и то лучше.

– Какой же свет вам нужен, невозможный вы тип? – вспылила Настя.

– Свечи нужны! Свечи! – страдальчески закричал Тимофеев. – Как же можно Гоголя ставить под электрическую лампу. Абсурд!

Нa открытии были скульпторы, художники. Непосвященный, услышав разговоры скульпторов, не всегда мог бы догадаться, хвалят ли они работы Тимофеева или ругают. Но Тимофеев понимал, что выставка удалась.

 

Седой вспыльчивый художник подошел к Насте и похлопал ее по руке:

– Благодарю. Слышал, что это вы извлекли Тимофеева на свет божий. Прекрасно сделали. А то у нас, знаете ли, много болтающих о внимании к художнику, о заботе и чуткости, а как дойдет до дела, так натыкаешься на пустые глаза. Еще раз благодарю!

 

Началось обсуждение. Говорили много, хвалили, горячились, и мысль, брошенная старым художником о внимании к человеку, к молодому незаслуженно забытому скульптору, повторялась в каждой речи.

 

Тимофеев сидел нахохлившись, рассматривал паркет, но все же искоса поглядывал на выступающих, не зная, можно ли им верить или пока еще рано.

 

В дверях появилась курьерша из Союза – добрая и бестолковая Даша. Она делала Насте какие-то знаки. Настя подошла к ней, и Даша, ухмыляясь, подала ей телеграмму.

 

Настя вернулась на свое место, незаметно вскрыла телеграмму, прочла и ничего не поняла:

«Катя помирает. Тихон».

 

«Какая Катя? – растерянно подумала Настя. – Какой Тихон? Должно бить, это не мне».

 

Она посмотрела на адрес: нет, телеграмма была ей. Тогда только она заметила тонкие печатные буквы на бумажной ленте: «Заборье».

Настя скомкала телеграмму и нахмурилась. Выступал Перший.

 

– В наши дни, – говорил он, покачиваясь и придерживая очки, – забота о человеке становится той прекрасной реальностью, которая помогает нам расти и работать. Я счастлив отметить в нашей среде, в среде скульпторов и художников, проявление этой заботы. Я говорю о выставке работ товарища Тимофеева. Этой выставкой мы целиком обязаны – да не в обиду будет сказано нашему руководству – одной из рядовых сотрудниц Союза, нашей милой Анастасии Семеновне.

 

Першин поклонился Насте, и все зааплодировали. Аплодировали долго. Настя смутилась до слез.

 

Кто-то тронул ее сзади за руку. Это был старый вспыльчивый художник.

 

– Что? – спросил он шепотом и показал глазами на скомканную в руке Насти телеграмму. – Ничего неприятного?

– Нет, – ответила Настя. – Это так… От одной знакомой…

– Ага! – пробормотал старик и снова стал слушать Першина.

 

Все смотрели на Першина, но чей-то взгляд, тяжелый и пронзительный, Настя все время чувствовала на себе и боялась поднять голову. «Кто бы это мог быть? – подумала она. – Неужели кто-нибудь догадался? Как глупо. Опять расходились нервы».

 

Она с усилием подняла глаза и тотчас отвела их: Гоголь смотрел на нее, усмехаясь. На его виске как будто тяжело билась тонкая склеротическая жилка. Насте показалось, что Гоголь тихо сказал сквозь стиснутые зубы: – «Эх, ты!»

 

Настя быстро встала, вышла, торопливо оделась внизу и выбежала на улицу.

 

Валил водянистый снег. На Исаакиевском соборе выступила серая изморозь. Хмурое небо все ниже опускалось на город, на Настю, на Неву.

«Ненаглядная моя, – вспомнила Настя недавнее письмо. – Ненаглядная!»

Настя села на скамейку в сквере около Адмиралтейства и горько заплакала. Снег таял на лице, смешивался со слезами.

Настя вздрогнула от холода и вдруг поняла, что никто ее так не любил, как эта дряхлая, брошенная всеми старушка, там, в скучном Заборье.

«Поздно! Маму я уже не увижу», – сказала она про себя и вспомнила, что за последний год она впервые произнесла это детское милое слово – «мама».

 

Она вскочила, быстро пошла против снега, хлеставшего в лицо.

«Что ж что, мама? Что? – думала она, ничего не видя. – Мама! Как же это могло так случиться? Ведь никого же у меня в жизни нет. Нет и не будет роднее. Лишь бы успеть, лишь бы она увидела меня, лишь бы простила».

 

Настя вышла на Невский проспект, к городской станции железных дорог.

 

Она опоздала. Билетов уже не было.

 

Настя стояла около кассы, губы у нее дрожали, она не могла говорить, чувствуя, что от первого же сказанного слова она расплачется навзрыд.

Пожилая кассирша в очках выглянула в окошко.

 

– Что с вами, гражданка? – недовольно спросила она.

– Ничего, – ответила Настя. – У меня мама… Настя повернулась и быстро пошла к выходу.

– Куда вы? – крикнула кассирша. – Сразу надо было сказать. Подождите минутку.

 

В тот же вечер Настя уехала. Всю дорогу ей казалось, что «Красная стрела» едва тащится, тогда как поезд стремительно мчался сквозь ночные леса, обдавая их паром и оглашая протяжным предостерегающим криком.

 

…Тихон пришел на почту, пошептался с почтарем Василием, взял у него телеграфный бланк, повертел его и долго, вытирая рукавом усы, что-то писал на бланке корявыми буквами. Потом осторожно сложил бланк, засунул в шапку и поплелся к Катерине Петровне.

 

Катерина Петровна не вставала уже десятый день. Ничего не болело, но обморочная слабость давила на грудь, на голову, на ноги, и трудно было вздохнуть.

 

Манюшка шестые сутки не отходила от Катерины Петровны. Ночью она, не раздеваясь, спала на продавленном диване. Иногда Манюшке казалось, что Катерина Петровна уже не дышит. Тогда она начинала испуганно хныкать и звала: живая?

 

Катерина Петровна шевелила рукой под одеялом, и Манюшка успокаивалась.

 

В комнатах с самого утра стояла по углам ноябрьская темнота, но было тепло. Манюшка топила печку. Когда веселый огонь освещал бревенчатые стены, Катерина Петровна осторожно вздыхала – от огня комната делалась уютной, обжитой, какой она была давным-давно, еще при Насте.

 

Катерина Петровна закрывала глаза, и из них выкатывалась и скользила по желтому виску, запутывалась в седых волосах одна-единственная слезинка.

 

Пришел Тихон. Он кашлял, сморкался и, видимо, был взволнован.

– Что, Тиша? – бессильно спросила Катерина Петровна.

– Похолодало, Катерина Петровна! – бодро сказал Тихон и с беспокойством посмотрел на свою шапку. – Снег скоро выпадет. Оно к лучшему. Дорогу морозцем собьет – значит, и ей будет способнее ехать.

– Кому? – Катерина Петровна открыла глаза и сухой рукой начала судорожно гладить одеяло.

– Да кому же другому, как не Настасье Семеновне, – ответил Тихон, криво ухмыляясь, и вытащил из шапки телеграмму. – Кому, как не ей.

Катерина Петровна хотела подняться, но не смогла, снова упала на подушку.

– Вот! – сказал Тихон, осторожно развернул телеграмму и протянул ее Катерине Петровне.

Но Катерина Петровна ее не взяла, а все так же умоляюще смотрела на Тихона.

– Прочти, – сказала Манюшка хрипло. – Бабка уже читать не умеет. У нее слабость в глазах.

 

Тихон испуганно огляделся, поправил ворот, пригладил рыжие редкие волосы и глухим, неуверенным голосом прочел: «Дожидайтесь, выехала. Остаюсь всегда любящая дочь ваша Настя».

 

– Не надо, Тиша! – тихо сказала Катерина Петровна. – Не надо, милый. Бог с тобой. Спасибо тебе за доброе слово, за ласку.

 

Катерина Петровна с трудом отвернулась к стене, потом как будто уснула.

 

Тихон сидел в холодной прихожей на лавочке, курил, опустив голову, сплевывал и вздыхал, пока не вышла Манюшка и не поманила в комнату Катерины Петровны.

 

Тихон вошел на цыпочках и всей пятерней отер лицо. Катерина Петровна лежала бледная, маленькая, как будто безмятежно уснувшая.

– Не дождалась, – пробормотал Тихон. – Эх, горе ее горькое, страданье неписаное! А ты смотри, дура, – сказал он сердито Манюшке, – за добро плати добром, не будь пустельгой… Сиди здесь, а я сбегаю в сельсовет, доложу.

 

Он ушел, а Манюшка сидела на табурете, подобрав колени, тряслась и смотрела не отрываясь на Катерину Петровну.

 

Хоронили Катерину Петровну на следующий день. Подморозило. Выпал тонкий снежок. День побелел, и небо было сухое, светлое, но серое, будто над головой протянули вымытую, подмерзшую холстину. Дали за рекой стояли сизые. От них тянуло острым и веселым запахом снега, схваченной первым морозом ивовой коры.

 

На похороны собрались старухи и ребята. Гроб на кладбище несли Тихон, Василий и два брата Малявины – старички, будто заросшие чистой паклей. Манюшка с братом Володькой несла крышку гроба и не мигая смотрела перед собой.

 

Кладбище было за селом, над рекой. На нем росли высокие, желтые от лишаев вербы.

 

По дороге встретилась учительница. Она недавно приехала из областного города и никого еще в Заборье не знала.

– Учителька идет, учителька! – зашептали мальчишки.

 

Учительница была молоденькая, застенчивая, сероглазая, совсем еще девочка. Она увидела похороны и робко остановилась, испуганно посмотрела на маленькую старушку в гробу. На лицо старушки падали и не таяли колкие снежинки. Там, в областном городе, у учительницы осталась мать – вот такая же маленькая, вечно взволнованная заботами о дочери и такая же совершенно седая.

 

Учительница постояла и медленно пошла вслед за гробом. Старухи оглядывались на нее, шептались, что вот, мол, тихая какая девушка и ей трудно будет первое время с ребятами – уж очень они в Заборье самостоятельные и озорные.

 

Учительница наконец решилась и спросила одну из старух, бабку Матрену:

– Одинокая, должно быть, была эта старушка?

– И-и, мила-ая, – тотчас запела Матрена, – почитай что совсем одинокая. И такая задушевная была, такая сердечная. Все, бывало, сидит и сидит у себя на диванчике одна, не с кем ей слова сказать. Такая жалость! Есть у нее в Ленинграде дочка, да, видно, высоко залетела. Так вот и померла без людей, без сродственников.

 

На кладбище гроб поставили около свежей могилы. Старухи кланялись гробу, дотрагивались темными руками до земли. Учительница подошла к гробу, наклонилась и поцеловала Катерину Петровну в высохшую желтую руку. Потом быстро выпрямилась, отвернулась и пошла к разрушенной кирпичной ограде.

 

За оградой, в легком перепархивающем снегу лежала любимая, чуть печальная, родная земля.

 

Учительница долго смотрела, слушала, как за ее спиной переговаривались старики, как стучала по крышке гроба земля и далеко по дворам кричали разноголосые петухи – предсказывали ясные дни, легкие морозы, зимнюю тишину.

 

В Заборье Настя приехала на второй день после похорон. Она застала свежий могильный холм на кладбище – земля на нем смерзлась комками – и холодную темную комнату Катерины Петровны, из которой, казалось, жизнь ушла давным-давно.

 

В этой комнате Настя проплакала всю ночь, пока за окнами не засинел мутный и тяжелый рассвет.

 

Уехала Настя из Заборья крадучись, стараясь, чтобы ее никто не увидел и ни о чем не расспрашивал. Ей казалось, что никто, кроме Катерины Петровны, не мог снять с нее непоправимой вины, невыносимой тяжести.

ЛеЖо

Да так просто...

Последний посмотренный фильм - Сердцеед. Подтверждение моей теории о том, что у каждой есть своя сказочка, в которую свято веришь. Смотрится легко, но не глупый фильм.

Из последнего прочитанного - Панов. Последний адмирал Заграты. Давно его уже не читала, но серия про Тайный город больше нравилась.

Муж увлекся кораблестроением))) Ему прислали модель с описанием на английском языке - я вспоминаю молодость и перевожу про Шебеку. И в сотый раз благодарю родителей, что отдали в английскую школу.

Дочь просто ржет над нашим увлечением дачей))) Типа - возраст))) Как оказалось, рассаду вырастить не так уж и просто... и моя любимая петунья, достигнув роста в полтора сантиметра - поникла...

Зато распикированные перцы, воткнутые рукой вовремя заглянувшей ко мне Пятнашки, растут и хорошеют - вот уж действительно легкая рука.

Кстати, розы, благодаря советам Кубы, перезимовали удачно)))

Чуть было не случился перезд в Крым... хорошо, что не случился... а то, что бы вы без меня делали?!... вернее, я без вас...

 

Настроение что - то сегодня не удалось... бывает...

ЛеЖо

На неделе.

Связала странную штуку, но не хочу из нее вылезать... то ли за счет пряжи - итальянский лен с вискозой, то ли за счет того, что балахон... в общем комфортно и уютно.

Рукава на штрипке, совершенно не мешают делать домашние дела... Хотя какие домашние дела?! В этой штуке гулять - бродить на природе... пить кофе и мечтать...

0_c7914_9c93bba4_M.jpg

 

Выезд на природу вчера был осуществлен))) Поехали на берег Сока. С собакой.

Моя первая собака Бони воду из - за своей спаниэльности обожала. Очень любила плавать. Даже просто мыть лапы. Если я замешкалась, она топталась возле ванной, говоря всем своим видом - ну когда же помоешь мне лапы?!

Эйка другая. И хотя у нее тоже есть спаниэльные гены ( это порода считается той - спаниэлем), к воде особой любви не было. В детстве она, правда, сиганула на меня, когда я принимала ванну))) А так зигзагами, бочком... мимо ванной... в надежде, что я забуду помыть ей лапки.

 

На природе у собаки простор - носилась вокруг нас, прижав уши... и с разбегу залетела в воду. Глазки выпучила... выходит на берег враскоряку... поджимает лапки, как зимой, когда мерзнет. Вытерли, высушили, отогрели. Выпустили. Бегает уже цивильно рядом с водой... но больше туда не сигает. И тут по реке плывет пластиковая бутылка. Смотрю за собакой - увидела. Думаю, что в воду больше не полезет. Куда там - не вытерпела - поплыла!!! Достали из воды, снова вытерали, сушили, потом в одеялке грели))) Дите малое.

 

Не знаю, у кого больше эмоций - у нас или у собаки?!

ЛеЖо

Маненький МК.

Превращение салфетки в чепчик.

 

Наводила порядок, нашла. Решила разместить здесь - может кому и пригодиться)))

 

Итак, я мечтала связать большую красивую скатерть из мотивов... потом решила, что хватит и салфетки. Но, когда были готовы четыре мотива, я поняла, что моего терпения,настроения, задора, увы, не хватит. Но квадратики получились такими ажурными и красивыми, что распускать их было жаль. Я крутила их в руках, пока не поняла, что это будет – чепчик для грудного ребенка. Я соединила квадраты, обвязала края и вставила атласную ленточку. Если взять не хлопок, а зимнюю пряжу... если связать плотные квадраты, то получится зимний вариант ( тогда вместо ленточки вяжем завязки). Побробности в фото и картинках.

0_c7690_5ac5ae86_M.jpg0_c7691_bce26245_M.jpg

0_c7692_bdc7b474_M.jpg0_c7693_4c65c7ea_M.jpg

ЛеЖо

Возрастное...

Вчера общалась с 85 - летней женщиной. Элегантно одета. С ней интересно общаться - говорили о книгах, фильмах... концертах, спектаклях...жизни... Она двадцать пять лет работала с моим папой, медсестрой.

 

Еще вспомнилась дивная пара с теплохода - она такая нарядная... каждый день или платье новое, или прическа... Всегда за ручку со своим спутником... Я думала, что они только что сошлись... Разговорились - 75 лет, золотую свадьбу уже сыграли... Не актриса...

 

Вот почему? Одни стареют быстро и рано, а другие никогда? Леность ума? Генетическая предрасположенность? Что? Образ жизни, привычки, цели, мечты? Характер? Какие секреты?

ЛеЖо

А я сегодня...

... видела глухаря!!! Настоящего!!! Живого!!! Токующего!!! На расстоянии вытянутой руки!!!

 

Едем с мужем из Тольятти, на обочине стоит фура, рядом два мужика, а рядом.... топчется вроде петух... нет... подъезжаем ближе - глухарь!!! Останавливаемся.

Он та-а-кой большой!!! Хвост веером! Клюв с палец нехилого мужика, открыт... само токованье я не слышала - очень шумно от дороги. Он стоит и токует, а мужики рядом... пытаются его от дороги в другую сторону направить...

 

Мы после этого с мужем всю дорогу ехали с улыбающимися лицами. Вспоминали, как видели лисичку. Еще то ли сурка, то ли суслика - рыжая хренька стояла столбиком на дороге и грелась на солнышке... пришлось объезжать - даже не шелохнулась...

 

Недаром в мире существует метод анималотерапии - лечение животными. В жизни ребенка я бы в качестве обязательной программы детства посоветовала иметь или собаку, или кошку... попугайчика, хомячка... на крайняк -рыбок.

ЛеЖо

Кофта и образ.

Можно купить пряжу или ткань под конкретную модель и сшить - связать вещь.

Можно наоборот, сначала купить какую - нибудь понравившуюся пуговицу, а под нее придумать модель.

У меня по - разному, но чаще второе.

В этот раз был итальянский мохер, интересной структуры, которую называют фламе.

0_c70c7_c45ee1c4_M.jpg

 

И был образ - что - то винтажное...старая шкатулка с пожелтевшими от времени письмами или фото... порванная нитка жемчуга... почему порванная? можно просто нитка жемчуга...что - то из Блока - дыша духами и туманами... и в кольцах узкая рука...

А тут еще я начала осваивать новую технику в вязании - свинг ( частичное вязание), поэтому неровные полосы должны были напоминать кракелюр - трещины времени...

Цвет на самом деле чудесный, очень благородный... немного не мой, но под украшения и подобранную косметику даже катит...

А вот образ получился совершенно не мой.

В этой вещи нужно быть загадочно - неторопливой и удивительно спокойной...

Показываю -

0_c70c1_a51907bc_M.jpg0_c70c3_20b8e3f1_M.jpg0_c70c2_282074a0_M.jpg

 

 

Воротник съемный, можно носить без него ( фото 1), можно с ним ( фото2), можно в качестве снуда ( фото 3).

Кружавчики на рукаве и низ с необычным поясом -

0_c70c4_24d3397d_M.jpg

 

Связано спицами, рукава крючком - тунисское вязание.

И мои любимые серьги ( на фото видно фактуру полотна ) -

0_c70c5_1e0ad88f_M.jpg

ЛеЖо

Истерика.

Десять дней назад мы с мужем ездили по Самарской области, и я удивлялась тому, что снег растаял даже на полях. Семь дней назад мы с мужем ездили на дачу открывать розы, там было сухо и хорошо. И мы мечтали о том, что на следующие выходные ( значит сегодня - завтра) приедем с ночевой, назовем друзей, сделаем шашлык.

А вечером в прошлое воскресение пошел снег. И идет до сих пор. За окном красиво хлопьями падает снег... это если не смотреть на вниз на землю, где грязно и мокро. За пару минут на улице маленькая беленькая собака Эйка превращается в черную почти большую свинью.

Следующая большая печалька в том, что я связала себе кофту. Наконец... себе... И почему- то у меня получились...именно розовые сопли ( Танечка, я тебя люблю))) но про кофту иначе не скажешь!), а не что иное.

Итальянский мохер с эффектом фламе цвета пыльной розы ( у меня с этим цветом незавершенный гештальт, видимо), первый раз вязала в технике "свинга" ( надо было уже сразу насторожиться от названия этой техники - лядство, оно и в вязании лядство). Хрен распустишь... да и не буду... Сейчас еще кружавчиками обвяжу для более завершенной картины...

Байка из жизни про розовый цвет пока вспомнила... На первом курсе института кто - то подарил мне отрез ткани цвета пыльной розы. Цвет был шикарен, фактура ткани тоже... я ее гладила и любовалась... Заказала сшить костюм - юбку с жакетом с баской, тогда это было модно... ну что бы быть почти первой красавишной на курсе... Сшили идеально... Вот только когда я этот костюм на себя одела-а-а-а-а... а-а-а-а, мама дорогая... два идеала как - то не совпали. В первый же день на лекции я порвала юбку гвоздем на скамье ( и слава богу, что так случилось) Вот еще в то время, когда я не знала про цветотипы, мой художественный братец сказал, что розовый цвет очень коварен... Короче, мне им можно любоваться только издалека. Что я и делаю. Но иногда глаза застилает туман и -и - и.... Причем нравится только один оттенок розового цвета - цвет пыльной розы... мне и название это нравится... аж до мурашек..."Маленький цветок лежит в пыли: он искал дорогу по которой улетела бабочка." (Р. Тагор).

ППЦ уже не крадется незаметно, а встал в полный рост и приближается!!!

ЛеЖо

Ценитель.

Дело было вечером... делать было нечего ... дел было полно на самом деле, но делать то, что нужно, не хотелось. Поэтому вся энергия была направлена в другое русло, и через какое - то время полки шкафа зияли пустотой и порядком, а на полу валялись остатки того, что раньше называлось майками, футболками, ночными рубашками и даже Нинкиным безхозным одиноким, затерявшимся когда - то в пустыне под кроватью носком...

А дальше... а дальше нахлынула память о бабушке, которая не могла сидеть без дела в руках, и это называлось у нее отдыхом...

В результате всего этого получился коврик. Помните, как раньше, в моем детстве их вязали из колготок и стелили перед входной дверью?)))

0_c6ca4_54a7d593_M.jpg

 

Но, видимо, я запасливая, так как майки на коврике не закончились и пришлось ваять нечто, названное мной "интерьерной корзинкой". Что в ней хранить или переносить я еще не успела придумать -

0_c6ca5_3d191a82_M.jpg

 

Подошедшая Эйка моим творением очень заинтересовалась.

0_c6ca6_74e6df8a_M.jpg

 

- Ну и размерчик! Мне по самые уши!

0_c6ca8_966eded7_M.jpg

 

- Вроде бы даже и удобно. Сейчас я только ногу из - под одеяла достану лапу выну

0_c6ca9_ab9eedfa_M.jpg

 

И можно будет поспать!

0_c6caa_790dc5a8_M.jpg

 

 

Хорошего всем настроения в этот зимний весенний день!

ЛеЖо

Я тут нашла про "теорию разбитых окон" -

 

Теория разбитых окон — теория о том, что при виде какого-нибудь беспорядка люди перестают вести себя цивилизованно и начинают гадить. Теория была разработана американскими учёными Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом в 1982 году и по сути является частным случаем реализации закона неубывания энтропии.

 

Люди делятся на три типа. Первые ни при каких обстоятельствах не станут гадить в неположенных местах. Вторые не заморачиваются по этому поводу и гадят там, где придётся.

 

Но существует определённая прослойка людей, которые будут гадить тогда и только тогда, когда уже и так насрано, но при этом ведут себя культурно, когда вокруг чистота и порядок. В этом и заключается прикол. Если понаблюдать, то можно заметить, что количество никогда не гадящих составляет 5%, всегда гадящих 5% и гадящих в нагаженное 90%. И достаточно представителю из 5% всегда гадящих начать процесс, чтобы пошла волна от тех самых 90%. Принцип 95% в данном случае сохраняется.

"Знаешь, эта планета оказывает на меня странное воздействие. Не могу здесь курить. Тут все так дьявольски чисто. Не испачкано. Не могу курить, не могу мусорить. Не могу вести себя, как на пикнике."

— Филип Дик, Колонисты.

 

 

Тут можно вспомнить и фен шуй, и психологию про разделенную ответственность... И не только порядок, но и политику...

 

Ну да - начни с себя... И у каждого есть свой бог - это его совесть...

ЛеЖо

Фильм.

Судьба послала мне умного мужа, видимо для того, чтобы я не тупила.

 

Посмотрели фильм - Двенадцать лет рабства.

Сильный фильм. Умный. Смотреть тяжело местами. Советую.